Жизнь после смерти


Клиническая смерть ++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++








++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++ Dobrovoimaster - CSS3 Кнопки
Страница-1


ГЛАВНАЯ Разное, интересное Творчество Е. Чернышовой Статьи, проза, поэзия


Читайте также:




Клиническая смерть — обратимый этап умирания, переходный период между жизнью и смертью. На данном этапе прекращается деятельность сердца и процесс дыхания, полностью исчезают все внешние признаки жизнедеятельности организма. При этом гипоксия (кислородное голодание) не вызывает необратимых изменений в наиболее к ней чувствительных органах и системах. Данный период терминального состояния, за исключением редких и казуистических случаев, в среднем продолжается не более 3—4 минут, максимум 5—6 минут (при исходно пониженной или нормальной температуре тела).
Признаки клинической смерти
К признакам клинической смерти относятся: кома, апноэ, асистолия. Данная триада касается раннего периода клинической смерти (когда с момента асистолии прошло несколько минут), и не распространяется на те случаи, когда уже имеются отчетливые признаки биологической смерти. Чем короче период между констатацией клинической смерти и началом проведения реанимационных мероприятий, тем больше шансов на жизнь у больного, поэтому диагностика и лечение проводится параллельно.
Кома диагностируется на основании отсутствия сознания и по расширенным зрачкам, не реагирующим на свет.
Апноэ регистрируется визуально, по отсутствию дыхательных движений грудной клетки.
Асистолия регистрируется по отсутствию пульса на 2 сонных артериях. Перед определением пульса рекомендуется провести пострадавшему искусственную вентиляцию лёгких.
► Подроюнее, здесь (Википедия)

Клиническая смерть: за порогом жизни

Смотреть видео: "КЛИНИЧЕСКАЯ СМЕРТЬ"
Смотреть видео
Название
Клиническая Смерть-Очевидцы (2014)
Название
Клиническая Смерть-Три Случая (сентябрь-2013)
Название
Фантастика под грифом 'СЕКРЕТНО' - Клиническая смерть. Путешествие души
Название
Олег Газманов рассказал о перенесенной клинической смерти
Название
Discovery: Тайные исследования: Клиническая смерть [1-3]

Смотреть видео
Название
Фантастические истории. Клиническая смерть. Тайны мозга
Название
Последствие Аборта (Клиническая смерть)
Название
Момент смерти
Название
Название

***


клиническая смерть Наше сознание легче всего справляется с определёнными, конкретными понятиями. Если человек жив, значит, он живой, если мёртв – ну что же, уже ничего не исправишь. Поэтому когда ситуация далека от определённости, как в случае с клинической смертью – у человека нет признаков жизни, но его ещё можно к ней вернуть, – это вызывает заслуженный повышенный интерес.

Третья стадия смерти

Клиническая смерть это такое состояние организма человека, когда отсутствуют первичные признаки жизни – прекращается дыхание, останавливается работа сердца, нет видимых признаков деятельности центральной нервной системы (человек без сознания). Это состояние может показаться необъяснимым, но лишь на первый взгляд, если его рассматривать изолированно, само по себе.

В действительности же клиническая смерть это третья, предпоследняя стадия процесса умирания, закономерно связанная с предыдущими и последующим этапами. Первой стадией является преагональное состояние, когда человек чувствует общую слабость, его сознание путается, общее поведение вялое, посинение кожных покровов (цианоз) или их бледность, сложность определения артериального давления, слабость или отсутствие пульса на периферических артериях.

Вторая стадия это агональная стадия, более известная как агония. Это период резкой активизации деятельности практически всех отделов организма, которые обозначают его решающую попытку вернуться в нормальное состояние. Чаще всего характерным внешним признаком агонии является глубокое короткое дыхание, нередко сопровождаемое хрипами. Обычно сознание уже отсутствует, так как серьёзно нарушена работа центральной нервной системы, однако возможны периоды возвращения к сознательному состоянию.

 

Клиническая смерть представляет собой третью стадию, когда организм уже фактически сдаётся и отключает свою «систему жизнеобеспечения». В этот период, который в среднем не превышает пяти минут, у врачей есть возможность вернуть человека к жизни – за это время в клетках человеческого тела тратится накопленный запас необходимых веществ и, главное, кислорода.

 

По истечении этих пяти минут начинают разрушаться самые «голодные» до кислорода клетки, клетки головного мозга, после чего восстановление человека практически невозможно. Это означает наступление четвёртой стадии умирании, биологической смерти, когда уже нет вариантов возвращения к жизни.

Чем клиническая смерть отличается от комы

Зачастую можно наблюдать отождествление клинической смерти с другим состоянием человеческого организма, известным как кома. Это близкие по своему содержанию, но всё же не тождественные понятия. Кома - это, прежде всего, тяжёлое патологическое состояние, при котором главным негативным моментом является прогрессирующее угнетение функций центральной нервной системы, то есть нарушение реакции человека на внешние раздражители и потеря сознания. В дальнейшем кома может перейти в глубокую кому, влекущую за собой повреждение мозга.

 

Кома в начальной своей форме может быть одним из признаков клинической смерти. Однако клиническая смерть, в отличие от комы, это не только потеря сознания, но и прекращение сердечных сокращений и остановка дыхания.

 

В коме человек находится без сознания, но сохраняет инстинктивную способность дышать и у него работает сердце, что определяется по наличию пульса на магистральных артериях. Зачастую в случаях выхода из клинической смерти после реанимационных действий человек переходит в кому различной степени глубины. После этого остаётся ждать признаков, по которым можно определить, успели врачи вывести пациента из состояния клинической смерти до получения им повреждений мозга или нет. В последнем случае человек впадает в глубокую кому.

Нематериальные аспекты клинической смерти

Но в наше время клиническая смерть известна больше не из-за своего физиологического значения, как ни странно, а в связи с психологическими и мировоззренческими аспектами. Дело в том, что широко известны стали ментальные ощущения, которые испытывает определённая часть людей, перенесших состояние клинической смерти, и которые в околонаучной прессе получили название околосмертных переживаний.

Чаще всего они сводятся к стандартному набору: ощущению эйфории, лёгкости, избавления от физических страданий, наблюдения визуального образа света в конце тёмного туннеля, видения умерших ранее близких или религиозных персонажей, наблюдение картины своего тела извне и тому подобное. Для религиозных или настроенных мистически людей околосмертные переживания во время клинической смерти являются свидетельством существования потустороннего мира и бессмертия души.

 

Официальная же наука объясняет подобные переживания исключительно физическими причинами.

 

Прежде всего, медики обращают внимание на то, что ничтожная часть переживших клиническую смерть вспоминают о некоторых ощущениях в этом состоянии – примерно один человек из пятисот. Однако, учитывая то, что в одних лишь США ежегодно клиническую смерть переживают несколько миллионов человек, то и количество случаев околосмертных переживаний значительно. Это приводит к тому, что в общественном сознании набор того, что человек «должен» увидеть при клинической смерти, уже хорошо известен, что приводит к самовнушению и воспоминаниям, которых в действительности не было. Наконец, врачи говорят о том, что околосмертные переживания это галлюцинации, вызванные изменениями в работе головного мозга во время клинической смерти: так, знаменитый образ темного туннеля со светом в его конце объясняют уменьшением притока крови к глазам и состоянием «сужения» зрительного восприятия.

Клиническая смерть: за порогом жизни - Последствия

Последствия визита «по ту сторону»

Клиническая смерть является предмет пристального интереса в первую очередь благодаря свидетельствам переживших это состояние людей об особенных переживаниях, связанных с этим «потусторонним» опытом. Но редко кто задаётся вопросом, как влияет пусть кратковременное, но всё же нахождение за гранью жизни на тех людей, которые смогли из этого состояния вернуться. И оказывается, что последствия клинической смерти могут быть как вполне реальными, так и не слишком правдоподобными.

Вечно молодой, вечно бодрый…

За последние годы особенно участились сообщения о том, что пережившие клиническую смерть люди приобретают некие специфические способности, которыми не владели до своего экстремального опыта. Чаще всего говорят о том, что у таких людей якобы необыкновенно сильным образом развилась интуиция, то есть способность внелогическим образом предугадывать развитие событий или делать наилучший выбор в ситуации с несколькими равнозначными вариантами.

Правда, так как интуиция сама по себе является понятием субъективным, которое сложно оценить и каким-либо образом измерить, то и подобные сообщения чаще всего остаются непроверяемыми. Также нередко сообщается о том, что вернувшиеся из-за порога смерти люди получают особенную физическую силу или в один момент становятся обладателями знания иностранных языков, которых прежде никогда целенаправленно не изучали. Однако и тут с конкретными примерами не слишком густо.

Чаще же всего приобретение сверхъестественных способностей после клинической смерти связывают с прекращением или значительным замедлением процесса старения и нарушениями сна. Обычно приводят два наиболее известных случая. Первый это история Валерия Климова, который, будучи 1963 года рождения, выглядит не старше тридцати лет. Примерно тридцать лет назад он попал в автокатастрофу, в результате чего четыре минуты находился в состоянии клинической смерти, а через полгода лечений от страшных ожогов пережил её ещё раз, теперь уже семь минут. После второго случая он фактически перестал стареть, как его внешность, так и состояние внутренних органов остановилось на уровне тридцатилетнего человека.

Учёные предполагают, что в результате шокового состояния организм максимально активизировал все свои ресурсы и в таком режиме «повышенной боевой готовности» по каким-то причинам остался, но в любой момент может вернуться в нормальное состояние. Другой же хрестоматийный пример это житель Германии Яков Циперович, который в 1979 году перенёс клиническую смерть, если верить источникам, в течение часа (что уже само по себе противоречит представлениям современной медицины), затем неделю пребывал в коме. После этого Циперович долгие годы вообще не мог спать, затем научился спать по два-три часа в сутки, и, кроме того, находится в физическом состоянии человека 26-27 лет.

Негативные последствия куда чаще

Констатируя наличие отдельных уникальных примеров удивительных последствий после клинической смерти, наука утверждает, что утверждение о том, что именно это состояние наделяет людей особыми способностями просто глупость. Прежде всего хотя бы потому, что чисто статистически процент тех людей, которые после клинической смерти стали в чём-то необычными, просто мизерно мал. А уж о таких якобы способностях, как повышенная интуиция, проникновение в суть смысла мироздания, чтение мыслей и предсказания будущего, учёные и говорить всерьёз отказываются за отсутствием доказательств.

Гораздо больше медики говорят о тех негативных последствиях для физического и психологического здоровья человека, которые несёт клиническая смерть, пусть и благополучно пережитая. Они склонны считать, что даже при максимально быстром возвращении в нормальное состояние клиническая смерть всё равно оказывает определённое воздействие на мозг, центральную нервную систему, которое может быть более или менее явным и проявляться быстрее или медленнее.

Даже те люди, которые относятся к 15-20% переживших клиническую смерть, признаются в некоторых проблемах с памятью и остротой восприятия, которые, впрочем, при правильном лечении сводятся к минимуму. Но есть и куда более серьёзные проблемы. Более того, согласно данным врачей, примерно половина людей, переживших клиническую смерть, в течение нескольких месяцев умирали – их общее состояние было тяжёлым, и первое спасение было лишь отсрочкой общего печального итога. В тех же случаях, когда люди возвращались к более или менее нормальной жизни, был высок риск осложнений психологического характера.

Помимо безобидных проблем с памятью и общей апатичностью развивались мнительность, депрессии, головные боли, тремор конечностей, существенным снижением интенсивности мыслительных процессов. В случаях же, когда человек изначально обладал слабой нервной системой и расшатанной психикой, высока вероятность развития у него психиатрических заболеваний. Особое внимание обращается на младенцев, роды которых прошли с осложнениями и которые фактически перенесли клиническую смерть: исследования показали, что эти дети значительно чаще в дальнейшем имеют пониженный уровень интеллекта (уровень IQ менее 80, тогда как значение менее 70 квалифицируется уже как умственная отсталость) – подобное наблюдается у 3-4% таких детей.

Клиническая смерть: за порогом жизни - Сравнение с биологической

Биологическая и клиническая смерть: две стадии одного процесса

Клиническая смерть сама по себе является весьма сложным медицинским понятием: с одной стороны, это очевидная смерть организма, отсутствие первичных признаков жизнедеятельности. С другой, клиническая смерть не тождественна смерти окончательной, которая носит название биологической смерти. Во многом путаница связана с тем, что смерть в обыденно сознании представляется как единовременный акт, одномоментное событие – тогда как в действительности это сложный процесс, различными стадиями которого и являются смерть клиническая и смерть биологическая.

Признаки клинической смерти

Клиническая смерть имеет полное право называться «смертью» и быть частью общего процесса умирания, так как это состояние характеризуется нарушением двух фундаментальных функции жизнедеятельности: остановкой сердца и прекращением дыхания. Прекращение работы сердца и отсутствие дыхания необратимо ведёт к остановке функционирования центральной нервной системы. Это чревато угрозой для головного мозга, который и делает человека человеком в полном смысле этого слова. Однако у организма есть ещё несколько минут в запасе, в течение этого времени клетки человеческого тела продолжают свою деятельность за счёт имеющихся в них запасов необходимых веществ. Однако, активнее всего клетки расходуют эти запасы именно в мозге, поэтому у них быстрее возникает потребность в кислороде, подаваемом в организм через дыхательную системы и разносимого с кровью посредством работы сердца.

Существует три очевидных признака клинической смерти. Во-первых, это состояние комы, которое проявляется в полной потере сознания и отсутствии реакции на свет расширенных зрачков – свидетельство прекращения активной работы центральной нервной системы. Во-вторых, апноэ, наблюдаемое при отсутствии дыхательных движений грудной клетки – наглядный признак прекращения дыхания. В-третьих, это асистолия, которая выражается отсутствием пульса на двух сонных артериях. При определении всех этих симптомов констатируется клиническая смерть и необходимо немедленно приступать к реанимационным действиям.

Биологическая смерть и её диагностирование

Фактически биологическую смерть, то есть необратимую стадию процесса умирания, характеризуемую прекращением физиологических процессов в клетках организма, на первоначальном этапе визуально невозможно отличить от клинической смерти. Как уж говорилось, клиническая и биологическая смерти есть стадии одного процесса и грань между ними весьма тонка. Исходя из логики, очевидно, что клиническая смерть это все случаи, когда у человека прекращалось дыхание, останавливалось сердце и не было признаков активной работы центральной нервной системы, но по итогам реанимационных действий он был возвращён к жизни.

 

Соответственно, биологическая смерть констатируется, когда все попытки «запустить» организм снова не удаются.

 

Само разделение стадий умирания на клиническую и биологическую смерти стало возможным лишь при достижении достаточно высокой стадии технического развития медицины. В те времена, пока у врачей не было специальных приборов, которые фиксируют активность головного мозга даже при отсутствии внешних признаков жизни, о состоянии клинической смерти и не знали. Если человек прекращал дышать, терял сознание и у него останавливалось сердце, его тут же признавали мёртвым, предпринимая попытки вернуть к жизни лишь в редчайших, не имеющих рационального обоснования, случаях.

Даже современная медицина, несмотря на имеющиеся среднестатистические показатели, что в течение пяти-семи минут с момента начала клинической смерти из-за кислородного голодания в клетках мозга начинает необратимый процесс разрушения, в качестве норматива предписывает выполнение реанимационных действий не менее получаса. Потому что время сохранения живучести клеток мозга в разных ситуациях и разных условиях может серьёзно варьироваться.

Вместе с тем существует несколько признаков, по которым биологическая, уже необратимая смерть определяется в течение двух-четырёх часов с момента умирания. Прежде всего, высыхание глазной роговицы и эффект «кошачьего глаза» (при сдавливании глазного яблока зрачок сужается и становится похож на кошачий). Затем, это снижение температуры тела до значения менее 20 градусов по Цельсию – случаи снижения температуры значительно ниже 36 градусов и последующего восстановления наблюдались, но 20 градусов это окончательный рубеж. Окончательным свидетельством является появление трупных пятен на кожном покрове и трупное окоченение, то есть посмертное сокращение мышц по вектору «сверху - вниз».

Александр Бабицкий
► Источник: chuchotezvous.ru



Как живет душа после смерти
Православное учение о жизни после смерти

Автор статьи Епископ Александр (Милеант)

Введение

«Я лежал в кабинете скорой помощи (intensive care) в Сеаттлийской детской больнице, — рассказывает шестнадцатилетний мальчик Деан, у которого перестали работать почки, — как вдруг я почувствовал себя в вертикальном положении, двигающимся с невероятной скоростью вдоль какого-то темного пространства. Я не видел вокруг себя стен, однако мне казалось, что это было что-то вроде туннеля. Ветра я не ощущал, однако чувствовал, что несусь с огромной скоростью. Хотя я не понимал, куда я лечу и зачем, однако чувствовал, что в том конце моего стремительного полета меня ждет что-то очень важное, и мне хотелось скорее достичь цели.


Наконец я попал в место, наполненное ярким светом, и тут я заметил, что кто-то находится около меня. Это был некто высокого роста, с длинными золотистыми волосами, в белой одежде, перехваченной посередине поясом. Он ничего не говорил, однако я не чувствовал страха, потому что от него веяло большим миром и любовью. Если это не был Христос, то, наверно, был один из Его ангелов». После этого Деан почувствовал, что он вернулся в свое тело и очнулся. Эти краткие, но очень яркие и светлые впечатления оставили глубокий след в душе Деана. Он стал очень религиозным молодым человеком, что благотворно повлияло и на всю его семью.

Это один из типичных рассказов, собранных американским доктором-педиатром Мелвином Морзом (Melvin Morse) и опубликованных в книге Closer to the Light. Впервые с подобным случаем временной смерти он столкнулся в 1982-ом году, когда он оживил девятилетнюю Екатерину, утонувшую в спортивном бассейне. Екатерина рассказывала, как во время своей смерти она повстречалась с некой милой «дамой», назвавшей себя Елизаветой — должно быть, ее Ангелом-хранителем. Елизавета очень ласково встретила душу Екатерины и беседовала с ней. Зная, что Екатерина еще не готова перейти в духовный мир, Елизавета разрешила ей вернуться в свое тело. В этот период своей врачебной карьеры д-р Морз работал в больнице в городке Покатело штата Айдахо. Рассказ девочки произвел на него, дотоле скептически относившегося ко всему духовному, такое сильное впечатление, что он решил поглубже изучить вопрос о том, что происходит с человеком сразу после его смерти. В случае с Екатериной доктора Морза особенно поразило то, что она довольно подробно описала все, что происходило во время ее клинической смерти — как в больнице, так и у нее дома, как будто она там присутствовала. Д-р Морз проверил и убедился в правильности всех внетелесных наблюдений Екатерины.

После того, как его перевели в Сеаттлийский детский ортопедический госпиталь, а потом в Сеаттлийский медицинский центр, д-р Морз занялся систематическим изучением вопроса умирания. Он расспрашивал многих детей, переживших клиническую смерть, сверял и записывал их рассказы. Кроме того, он продолжал поддерживать контакт со своими молодыми пациентами по мере того, как они взрослели, и наблюдал их умственное и духовное развитие. В своей книге «Ближе к свету» доктор Морз утверждает, что все известные ему дети, пережившие временную смерть, мужая, становились серьезными и верующими, морально чище обычных молодых людей. Все они воспринимали пережитое ими как милость Божию и указание свыше, что надо жить для добра.

Еще до сравнительно недавнего времени подобные рассказы о загробной жизни помещались лишь в специальной религиозной литературе. Светские журналы и научные книги, как правило, избегали подобных тем. Подавляющее количество докторов и психиатров отрицательно относились ко всяким духовным явлениям и не верили в существование души. И вот каких-то двадцать лет тому назад, при самом, казалось бы, триумфе материализма, некоторые доктора и психиатры серьезно заинтересовались вопросом бытия души. Толчком к этому послужила нашумевшая книга д-ра Раймонда Муди (Raymond Moody) «Жизнь после жизни» (Life After Life), вышедшая в 1975 году. В этой книге д-р Муди собрал ряд рассказов от лиц, переживших клиническую смерть. Рассказы некоторых знакомых побудили Муди заинтересоваться вопросом умирания, и когда он стал собирать сведения, то к своему удивлению обнаружил, что существует немало людей, которые во время своей клинической смерти имели внетелесные видения. Однако они не рассказывали об этом, чтобы их не осмеяли и не объявили бы сумасшедшими.

Вскоре после появления книги д-ра Муди падкие на сенсации пресса и телевидение широко раструбили собранные им данные. Началось оживленное обсуждение темы жизни после смерти и даже публичные Диспуты на эту тему. Тогда ряд докторов, психиатров и духовных лиц, посчитавших себя задетыми некомпетентным вторжением в их специальность, задались целью проверить данные и выводы д-ра Муди. Велико было удивление многих из них, когда они убедились в достоверности наблюдений д-ра Муди — а именно, что и после смерти человек не прекращает своего существования, а продолжает видеть, слышать, мыслить, чувствовать.

Среди серьезных и систематических исследований вопроса умирания следует указать на книгу д-ра Михаила Сабома (Michael Sabom) «Воспоминания о смерти» (Recollections of Death). Д-р Сабом является профессором медицины при университете Эмори и штатным врачом в госпитале для ветеранов в городе Атланта. В его книге можно найти подробные документальные данные и глубокий анализ данного вопроса.
Ценно также систематическое исследование психиатра Кэннета Ринга (Kenneth Ring), опубликованное в книге «Жизнь при смерти» (Life at Death). Д-р Ринг составил стандартный бланк для опроса людей, переживших клиническую смерть. Имена других врачей, занимавшихся этим вопросом, приведены нами в отделе библиографии. Многие из них начинали свои наблюдения, будучи скептиками. Но видя все новые случаи, подтверждающие существование души, меняли свое мировоззрение.

В этой брошюре мы приведем несколько рассказов людей, переживших клиническую смерть, сравним эти данные с традиционным христианским учением о жизни души в «том» мире и сделаем соответствующие заключения. В приложении рассмотрим теософское учение о перевоплощении.

Что душа видит в «том» мире

Смерть не такая, какой многие себе ее представляют. Всем нам в час смерти придется увидеть и пережить многое, к чему мы не подготовлены. Цель настоящей брошюры — несколько расширить и уточнить наше понимание когда-то неизбежного разлучения с бренным телом. Для многих смерть — это что-то вроде сна без сновидений. Закрыл глаза, заснул, и ничего больше нет. Тьма. Только сон утром кончится, а смерть — это навсегда. Многих больше всего страшит неизвестность: «А что со мной будет?» Вот и стараемся о смерти не думать. Но где-то в глубине всегда есть ощущение неизбежного и смутная тревога. Каждому из нас придется перейти через этот рубеж. Следовало бы подумать и подготовиться.

Могут спросить: «А о чем думать и к чему готовиться? От нас не зависит. Придет наше время — умрем, и все. А пока еще есть время, нужно взять от жизни все, что она может дать: есть, пить, любить, добиваться власти, почета, зарабатывать денег и так далее. Нужно не думать ни о чем трудном и неприятном и уж, конечно, не допускать мыслей о смерти». Так многие и делают.

И все-таки каждому из нас иногда приходят в голову и другие беспокойные мысли: «А что, если это не так? А что, если смерть не конец, и после смерти тела я неожиданно для самого себя вдруг окажусь в совершенно новых условиях, сохранив способность видеть, слышать и чувствовать?» И самое главное: «А что, если наше будущее за порогом в какой-то мере зависит от того, как мы прожили нашу жизнь и какими мы были до того, как перешагнули смертный порог?»

Из сопоставления множества рассказов людей, переживших клиническую смерть, вырисовывается следующая картина того, что видит и испытывает душа, разлучаясь с телом. Когда в процессе умирания человек достигает своего предельного изнеможения, он слышит, как доктор объявляет его умершим. Потом он видит своего «двойника» — бездыханное тело — лежащим внизу, а доктора и сестер пытающимися его оживить. Эти неожиданные картины производят в человеке большой шок, потому что он впервые в своей жизни видит себя со стороны. И тут он обнаруживает, что все его обычные способности — видеть, слышать, мыслить, чувствовать и т.д. — продолжают нормально действовать, но теперь совершенно независимо от его внешней оболочки. Оказавшись парящим в воздухе несколько выше людей, находящихся в комнате, человек инстинктивно пытается дать о себе знать: что-то сказать или дотронуться до кого-нибудь. Но к своему ужасу он обнаруживает, что он отрезан от всех: ни голоса его никто не слышит, ни прикосновения его никто не замечает. При этом его удивляют необыкновенные чувства облегчения, умиротворения и даже радости. Нет больше той части «я», которая страдала, чего-то требовала и все время на что-то жаловалась. Почувствовав такое облегчение душа умершего обычно не хочет вернуться в свое тело.

В большинстве зафиксированных случаев временной смерти душа, после нескольких мгновенных наблюдений происходящего вокруг, возвращается в свое тело, и на этом познания о том мире обрываются. Но иногда бывает, что душа движется дальше в духовный мир. Это состояние некоторые описывают, как движение в темном туннеле. После этого души одних людей попадают в мир большой красоты, где они иногда встречаются со своими родственниками, умершими раньше. Другие попадают в область света и здесь встречаются со светлым существом, от которого веет великой любовью и пониманием. Одни утверждают, что это — Господь Иисус Христос, другие — что это ангел. Но все согласны с тем, что он полон добра и сострадания. Некоторые же попадают в мрачные «преисподние» места и, вернувшись, описывают виденные ими отвратительные и жестокие существа.

Иногда встреча с таинственным светлым существом сопровождается «просмотром» жизни, когда человек начинает вспоминать свое прошлое и дает нравственную оценку своим поступкам. После этого некоторые видят нечто вроде ограды или рубежа. Они чувствуют, что, перейдя его, они не смогут вернуться в физический мир.

Не все люди, пережившие временную смерть, испытывают все перечисленные здесь фазы. Значительный процент людей, возвращенных к жизни, ничего не может вспомнить о том, что произошло с ними «там». Приведенные этапы виденного помещены здесь в порядке их относительной частоты, начиная с тех, которые чаще случаются, и кончая теми, которые случаются реже. По данным д-ра Ринга приблизительно один из семи помнящих свое пребывание вне тела испытал видение света и разговаривал со светлым существом.

Благодаря прогрессу медицины, реанимация умерших стала почти стандартной процедурой во многих современных госпиталях, Раньше она почти не применялась. Поэтому существует некоторое различие между рассказами о загробном мире в древней, более традиционной, и в современной литературе. Религиозные книги более старого времени, повествуя о явлении душ умерших, рассказывают о виденном в раю или в аду и о встречах в том мире с ангелами или демонами. Эти повествования можно назвать описаниями «дальнего космоса», поскольку они содержат картины отдаленного от нас духовного мира. Современные же рассказы, записанные врачами-реаниматорами, напротив, описывают преимущественно картины «ближнего космоса» — первые впечатления души, только вышедшей из тела. Они интересны тем, что дополняют первые и дают нам возможность полнее понять, что ожидает каждого из нас. Среднее положение занимает описание К.Икскуля, опубликованное архиепископом Никоном в «Троицких Листках» в 1916 году под названием «Невероятное для многих, но истинное происшествие», которое охватывает оба мира — ближний и дальний (в 1959 году Свято-Троицкий монастырь переиздал это описание отдельной брошюрой).

Приводим его здесь в сокращенном виде. Этот рассказ охватывает элементы более древней и современной литературы о загробном мире.
К.Икскуль был типичным молодым интеллигентом дореволюционной России. Он был крещен в детстве и вырос в православной среде, но, как было принято тогда среди интеллигентов, равнодушно относился к религии. Иногда он заходил в храм, отмечал праздники Рождества и Пасхи, даже раз в год причащался, но многое в Православии считал устарелым суеверием, в том числе учение о загробной жизни. Он был уверен, что со смертью бытие человека кончается.

Однажды он заболел воспалением легких. Болел долго и серьезно и наконец был положен в больницу. О приближающейся смерти он не думал, а надеялся скоро выздороветь и приняться за свои обычные дела. Как-то утром он вдруг почувствовал себя совсем хорошо. Кашель исчез, температура упала до нормы. Он подумал, что наконец он поправился. Но к его удивлению врачи забеспокоились, принесли кислород. А потом — озноб и полная безучастность к окружающему. Он рассказывает:

«Все мое внимание сосредоточилось на самом себе… и как бы раздвоение… появился внутренний человек — главный, у которого полное безразличие к внешнему (к телу) и к тому, что с ним происходит… Удивительно было все видеть, и слышать, и в то же время чувствовать ко всему отчужденность. Вот доктор задает вопрос, а я слышу, понимаю, но не отвечаю, — мне незачем говорить с ним… И вдруг меня со страшной силой потянуло вниз, в землю… Я заметался. «Агония», — сказал доктор. Я все понимал. Не испугался. Вспомнил, что читал, что смерть болезненна, но боли не чувствовал. Но мне было тяжко, томно. Меня тянуло вниз… Я чувствовал, что что-то должно отделиться… Я сделал усилие освободиться, и вдруг, мне стало легко. Я почувствовал покой.

Дальнейшее я помню очень ясно. Я стою в комнате, посредине ее. Справа от меня полукругом стоят врачи и сестры, вокруг кровати. Я удивился — что они там делают, ведь я не там, а здесь. Я подошел ближе, посмотреть. На кровати лежал я. Увидев моего двойника, я не испугался, а был только удивлен — как это возможно? Я хотел потрогать самого себя — моя рука прошла насквозь, как через пустоту. Дотянуться до других я тоже не мог. Пола я не чувствовал… Я позвал доктора, но тот не среагировал. Я понял, что совершенно одинок, и меня охватила паника».

Посмотрев на свое тело, я подумал: «Не умер ли я?» Но это было трудно себе представить. Ведь я был живее, чем прежде, я все чувствовал и сознавал… Через некоторое время доктора вышли из палаты, оба фельдшера стояли и толковали о перипетиях моей болезни и смерти, а сиделка, повернувшись к иконе, перекрестилась и громко высказала обычное пожелание мне: «Ну, Царство ему Небесное, вечный покой». И едва она произнесла эти слова, как подле меня явились два Ангела. В одном из них я сразу узнал моего Ангела-хранителя, а другой был мне неизвестен. Взяв меня под руки, Ангелы вынесли меня прямо через стену из палаты на улицу. Смеркалось уже, шел большой, тихий снежок. Я видел это, но холода или перемены температуры не чествовал. Мы стали быстро подыматься вверх». Несколько ниже мы продолжим рассказ Икскуля.

Благодаря новым исследованиям в области реанимации и сопоставлению множества рассказов людей, переживших клиническую смерть, есть возможность составить довольно подробную картину того, что испытывает душа вскоре после своего разлучения с телом. Конечно, каждый случай имеет свои индивидуальные особенности, которые отсутствуют у других. И это естественно ожидать, потому что, когда душа попадает в тот мир, она — словно новорожденный младенец с неразвитыми еще слухом и зрением. Поэтому первые впечатления людей, «вынырнувших» в «тот» мир, носят сугубо субъективный характер. Однако в своей совокупности они помогают нам создать довольно полную, хотя не во всем понятную нам картину.

Приведем здесь самые характерные моменты потустороннего опыта, почерпнутые из современных книг о жизни после смерти.

1. Видение двойника. Умерев, человек не сразу отдает себе отчет в этом. И только после того как он видит своего «двойника», бездыханно лежащим внизу и убеждается, что он беспомощен дать о себе знать, он догадывается, что его душа вышла из тела. Иногда случается после внезапной аварии, когда разлучение с телом происходит мгновенно и совсем неожиданно, что душа не узнает свое тело и думает, что видит кого-то другого, похожего на него человека. Видение «двойника» и невозможность дать о себе знать производят в душе сильный шок, так что она не уверена, сон ли это или действительность.

2. Непрерывность сознания. Все, пережившие временную смерть, свидетельствуют о полном сохранении своего «я» и всех своих умственных, чувствительных и волевых способностей. Более того, зрение и слух даже становятся острее; мышление приобретает отчетливость и становится необыкновенно энергичным, память проясняется. Люди, давно лишившиеся каких-либо способностей вследствие какой-то болезни или возраста, вдруг чувствуют, что они снова приобрели их. Человек понимает, что он может видеть, слышать, думать и т. д., не имея телесных органов. Замечательно, например, как один слепой от рождения, выйдя из тела, видел все, что делали с его телом врачи и сестры и позже рассказал о происходившем в больнице во всех деталях. Вернувшись в тело, он оказался опять слепым. Врачам и психиатрам, отождествляющим функции мышления и чувств с химико-электрическими процессами в мозгу, надо учесть эти современные данные, собранные врачами-реаниматорами, чтобы правильно понять природу человека.

3. Облегчение. Обычно смерти предшествуют болезнь и страдания. Выйдя из тела, душа радуется, что больше ничего не болит, не давит, не душит, мысль действует ясно, чувства умиротворены. Человек начинает отождествлять себя с душой, а тело кажется чем-то второстепенным и более ненужным, равно как и все материальное. «Я выхожу, а тело — пустая оболочка», — объяснял один мужчина, переживший временную смерть. Он смотрел на операцию своего сердца, как «посторонний наблюдатель». Попытки оживить тело его нисколько не интересовали. Видимо, с прошлой земной жизнью он мысленно распрощался и был готов начать новую жизнь. Однако оставалась у него любовь к родным, забота о покидаемых детях.

При этом нужно отметить, что коренных изменений в характере личности не происходит. Личность остается той же, что и была. «Предположение, что, сбросив тело, душа сразу же все знает и понимает — неверно. Я явился в этот новый мир таким, каким ушел из старого», — рассказывал К.Икскуль.

4. Туннель и свет. После видения своего тела и окружающий обстановки некоторые переходят в другой мир, чисто духовный. Впрочем, некоторые, минуя или не замечая первой фазы, попадают во вторую. Переход в духовный мир некоторые описывают как путешествие по темному пространству, напоминающему туннель, в конце которого они попадают в область неземного света. Существует картина 15-го века Иеронима Босха «Восхождение в Эмпириан», которая изображает подобное прохождение души через туннель. Должно быть, тогда это было еще кое-кому известно.

Вот два современных описания этого состояния: «… Я слышал, как доктора объявили меня мертвым, а я в это время как бы плыл в каком-то темном пространстве. Нет слов, чтобы описать это состояние. Вокруг было совершенно темно, и только далеко-далеко виднелся свет. Он был очень ярким, хотя сначала казался малым. Однако по мере того, как я приближался к нему, он увеличивался. Я несся к этому свечу и чувствовал, что от него веет добром. Будучи христианином, я вспомним слова Христа, сказавшего: «Я свет миру», и подумал: «Если это — смерть, то я знаю, Кто ждет меня там» (Raymond A. Moody, MD, Life after Life, Bantam Books, NY 1978., стр. 62).

«Я знал, что умираю, — рассказывал другой человек, — а ничего сделать не мог, чтобы сообщить об этом, так как меня никто не слышал… Я находился вне моего тела — это несомненно, потому что я видел свое тело там, на столе в операционной. Моя душа вышла из тела. Поэтому я чувствовал себя потерянным, но потом засиял этот особый свет. Сперва он был несколько тусклым, а потом засветил очень ярким лучом. Я чувствовал от него тепло. Свет покрывал все, но не мешал мне видеть операционную, и докторов, и сестер, и все другое. Сперва я не понимал, что происходит, но потом голос из света спросил меня, готов ли я умереть. Он говорил, подобно человеку, но никого не было. Спрашивал именно Свет… Теперь Я понимаю, что Он знал, что я еще не готов к смерти, но как бы проверял меня. С того момента, когда Свет начал говорить, мне стало очень хорошо; я чувствовал, что я в безопасности и что Он любит меня. Любовь, шедшая от Света, была невообразимой, неописуемой» (Raymond A. Moody, MD, Life after Life, Bantam Books, NY 1978., стр. 63).

Все, кто видели и потом пытались описать потусторонний Свет, не могли найти подходящий слов. Свет был иным, чем тот, который мы знаем здесь, «Это был не свет, а отсутствие тьмы, полное и совершенное. Этот свет не создавал теней, он не был виден, но он был всюду, душа пребывала в свете» (Michael Saborn, MD, Recollections of Death, Harper & Row Publishers, NY 1982. (A serious and methodical investigation), стр. 66). Большинство свидетельствуют о нем, как о нравственно-добром существе, а не как о безличной энергии. Люди религиозные принимают этот Свет за Ангела, или даже за Иисуса Христа — во всяком случае за кого-то, несущего мир и любовь. При встрече со Светом они не слышали членораздельных слов на каком-либо языке. Свет беседовал с ними путем мысли. И тут все было так ясно, что утаить что-либо от Света было совершенно невозможно.

5. Просмотр и суд. Некоторые, пережившие состояние временной смерти, описывают стадию просмотра прожитой ими жизни, Иногда просмотр происходил во время видения неземного Света, когда человек слышал из Света вопрос: «Что ты сделал доброго?» При этом человек понимал, что вопрошающий спрашивает не для того, чтобы узнать, а для того, чтобы побудить человека вспомнить свою жизнь. И вот непосредственно после вопроса перед духовным взором человека проходит картина его земной жизни, начиная с раннего детства. Она движется перед ним в виде серии быстро сменяющих друг друга картин жизненных эпизодов, в которых человек видит очень детально и отчетливо все случившееся с ним. В это время человек снова переживает и морально переоценивает все то, что он говорил и делал.

Вот один из типичных рассказов, иллюстрирующих процесс просмотра. «Когда пришел Свет, Он спросил меня: «Что ты сделала в своей жизни? Что ты можешь показать Мне?» — или что-то в этом роде. И тогда начали появляться эти картины. Они были очень ясные, трехмерные, в красках, и они двигались. Передо мной прошла вся моя жизнь… Вот я еще маленькая девочка и играю у ручья со своей сестрой… Потом события в моем доме… школа… А вот я вышла замуж… Все быстро чередовалось перед моими глазами во всех мельчайших подробностях. Я снова переживала эти события… Я видела случаи, когда я была самолюбива и жестока. Мне было стыдно за себя, и я хотела, чтобы этого никогда не случилось. Но переделать прошлое было невозможно…» (Raymond A. Moody, MD, Life after Life, Bantam Books, NY 1978, стр. 65-68).

Из совокупности многих рассказов людей, испытавших просмотр, следует заключить, что он всегда оставлял в них глубокий и благотворный след. Действительно, во время просмотра человек вынужден переоценить свои поступки, подвести итог своему прошлому и этим как бы совершить над собой суд. В повседневной жизни люди скрывают отрицательную сторону своего характера и как бы прячутся за маской добродетели, чтобы казаться другим лучшими, чем они на самом деле. Большинство людей так привыкают лицемерить, что перестают видеть свое подлинное я — часто гордое, самолюбивое и похотливое. Но в момент смерти эта маска спадает, и человек начинает видеть себя таким, каков он на самом деле. В особенности во время просмотра обнаруживается каждый его тщательно скрываемый поступок — во всей панораме, даже в красках и трехмерно, — слышится каждое сказанное слово, по-новому переживаются давно забытые события. В это время все достигнутые в жизни преимущества — социальное и экономическое положение, дипломы, титулы и т. д. — теряют свое значение. Единственно, что подлежит оценке, это моральная сторона поступков. И тогда человек судит себя не только за сделанное, но и за то, как он своими словами и делами повлиял на других людей.

Вот как один человек описал просмотр своей жизни. «Я почувствовал себя вне моего тела и парящим над зданием, а тело мое я видел лежащим внизу. Потом со всех сторон окружил меня свет, и в нем я увидел как бы двигающееся видение, в котором показывалась вся моя жизнь. Мне стало невероятно стыдно, потому что многое из этого я раньше считал нормальным и оправдывал, а теперь я понимал, что это дурно. Все было чрезвычайно реально. Я чувствовал, что надо мной происходит суд и какой-то высший разум руководит мной и помогает мне видеть. Больше всего меня поразило то, что он показывал мне не только то, что я сделал, но и то, как мои дела отразились на других людях… Тогда я понял, что ничего не стирается и не проходит бесследно, но все, даже каждая мысль, имеет последствия…» (Raymond A. Moody, MD, Reflections on Life after Life, Bantam Books, NY 1978, стр. 34-35).

Следующие два отрывка из рассказов людей, переживших временную смерть, иллюстрируют, как просмотр научил их по-новому относиться к жизни. «… Я никому не рассказывал о том, что я испытал в момент моей смерти, но, когда я вернулся к жизни, меня беспокоило одно жгучее и всепоглощающее желание сделать что-то доброе для других. Мне было так стыдно за себя». «… Когда я вернулся, я решил, что мне необходимо измениться. Я чувствовал раскаяние, и моя прошлая жизнь меня совершенно не удовлетворяла. Я решил начать совсем другой образ жизни» (Raymond A. Moody, MD, Reflections on Life after Life, Bantam Books, NY 1978, стр. 25-26).

Теперь представим себе закоренелого преступника, причинившего в течение своей жизни множество горя другим, — обманщика, клеветника, доносчика, грабителя, убийцу, насильника, садиста. Постигает его смерть, и он видит свои злодеяния во всех их жутких подробностях. И тут его давно заснувшая совесть под воздействием Света неожиданно для него самого просыпается и начинает нещадно укорять его в сделанных им злодеяниях, Какие невыносимые муки, какое отчаяние должно охватить его, когда он уже не может ничего ни исправить, ни забыть! Это поистине будет для него началом невыносимых внутренних мучений, от которых он никуда не сможет уйти. Сознание сделанного зла, искалеченной своей и чужой души, станет для него «червем неумирающим» и «огнем неугасимым».

6. Новый мир. Некоторое различие в описаниях пережитого во время смерти объясняется тем, что тот мир совершенно не похож на наш, в котором мы родились и в котором сформировались все наши понятия. В том мире пространство, время и предметы имеют совсем иное содержание чем те, к которым привыкли наши органы восприятия. Душа, впервые попавшая в духовный мир, испытывает нечто подобное тому, что может испытать, например, подземный червь, когда он впервые выползает на поверхность земли. Он впервые ощущает солнечный свет, чувствует тепло от него, видит красивый пейзаж, слышит пение птиц, обоняет благоухание цветов (допуская, что у червя могут быть эти органы чувств). Все это столь ново и прекрасно, что не найти ему ни слов, ни примеров, чтобы рассказать об этом жителям подземного царства.

Подобным образом и люди, оказавшиеся во время своей смерти в том мире, видят там и ощущают многое такое, чего не в состоянии описать. Так, например, люди перестают ощущать там привычное для нас чувство расстояния. Некоторые утверждают, что они могли без труда, одним действием своей мысли перенестись с одного места на другое, как бы далеко оно от них не отстояло. Так, например, один солдат, тяжело раненный во Вьетнаме, во время операции вышел из тела и наблюдал, как врачи пытались вернуть его к жизни. «Я был там, а доктор как бы был и в то же время как и не был. Я тронул его и вроде прошел просто насквозь через него… Потом я внезапно оказался на поле боя, где меня ранили, и увидел санитаров, подбирающих раненых. Я хотел было помочь им, но вдруг оказался снова в операционной… Это будто вы по желанию материализуетесь то тут, то там — словно моргнув глазом…» (Michael Saborn, MD, Recollections of Death, Harper & Row Publishers, NY 1982. (A serious and methodical investigation), стр. 33-34). Есть и другие подобные рассказы внезапного перемещения. Получается «чисто мыслительный и приятный процесс. Захотел — и я там». «… У меня большая проблема. То, что я пытаюсь передать, я вынужден описывать в трех измерениях… Но то, что на самом деле происходило, было не в трех измерениях» (Raymond A. Moody, MD, Life after Life, Bantam Books, NY 1978, стр. 26).

Если спросить человека, испытавшего клиническую смерть, как долго длилось это состояние, то обычно он не может ответить на этот вопрос. Люди совершенно не ощущали течения времени. «Это могло быть и несколько минут, и несколько тысяч лет, нет никакой разницы» (Raymond A. Moody, MD, Reflections on Life after Life, Bantam Books, NY 1978, стр. 101; Michael Saborn, MD, Recollections of Death, Harper & Row Publishers, NY 1982. (A serious and methodical investigation), стр. 15).

Другие из переживших временную смерть очевидно попадали в миры более отдаленные от нашего вещественного мира. Они видели природу «на той стороне» и описывали ее в терминах холмистых лугов, яркой зелени такого цвета, какого на земле не бывает, поля, залитого чудесным золотым светом. Есть описание цветов, деревьев, птиц, животных, пения, музыки, лугов и садов необычайной красоты, городов… Но они не находили нужных слов, чтобы вразумительно передать свои впечатления.

7. Облик души. Когда душа покидает свое тело, она не сразу узнает себя. Так, например, исчезает отпечаток возраста: дети видят себя взрослыми, а старики — молодыми (Raymond A. Moody, MD, The Light Beyond, Bantam Books, NY 1990, стр. 75-76). Члены тела, например, руки или ноги, утраченные по той или иной причине, снова появляются. Слепые начинают видеть.

Один рабочий упал с рекламной доски на высоковольтные провода. В результате ожогов он потерял обе ноги и часть руки, Во время операции он испытал состояние временной смерти. Выйдя из тела, он сразу даже не узнал собственное тело, настолько оно было поврежденным. Однако он заметил что-то еще более его поразившее: его духовное тело было совершенно здорово (Raymond A. Moody, MD, The Light Beyond, Bantam Books, NY 1990, стр. 86).

На полуострове Лонг-Айланд в штате Нью-Йорк жила семидесятилетняя старушка, которая с восемнадцати лет потеряла зрение. С ней случился сердечный припадок, и, попав в больницу, она пережила временную смерть. Оживленная какое-то время спустя, она рассказала, что видела во время реанимации.

Она подробно описала разные аппараты, которые применяли врачи. Самым замечательным является то, что только сейчас в больнице она впервые видела эти аппараты, так как во время ее молодости, до слепоты, их еще не существовало. Еще она рассказала своему доктору, что она видела его в голубом костюме. Конечно, ожив, она осталась слепой, какой была и раньше (Raymond A. Moody, MD, The Light Beyond, Bantam Books, NY 1990, стр. 171).

8. Встречи. Некоторые рассказывали о встречах с уже умершими родственниками или знакомыми. Эти встречи происходили иногда в земных условиях, а иногда в обстановке нездешнего мира. Так, например, одна женщина, пережившая временную смерть, слышала доктора, сказавшего ее родным, что она умирает. Выйдя из тела и поднявшись вверх, она увидела умерших родственников и подруг. Она узнала их, а они радовались, что встретили ее. Другая женщина видела своих родственников, которые приветствовали ее и пожимали ей руки. Они были одеты в белое, радовались и выглядели счастливыми… «и вдруг повернулись ко мне спиной и стали удаляться; а моя бабушка, обернувшись через плечо, сказала мне: «Мы увидим тебя позже, не в этот раз». Она умерла в девяностошестилетнем возрасте, а тут она выглядела, ну, лет на 40-45, здоровой и счастливой» (Raymond A. Moody, MD, Life after Life, Bantam Books, NY 1978, стр. 55).

Один человек рассказывает, что когда он умирал от сердечного приступа в одном конце больницы, в то же время его родная сестра была при смерти от приступа диабета в другом конце больницы, «Когда я вышел из тела, — рассказывает он, — я вдруг повстречался с моей сестрой. Я очень обрадовался этому, потому что очень любил ее. Разговаривая с ней, я хотел идти за ней, но она, повернувшись ко мне, повелела мне остаться там, где я нахожусь, объяснив, что мое время еще не настало. Когда я очнулся, я рассказал моему доктору, что я повстречался с моей только что скончавшейся сестрой. Доктор не поверил мне. Однако по моей настойчивой просьбе он послал проверить через медицинскую сестру и узнал, что она недавно умерла, как я ему и говорил» (Raymond A. Moody, MD, The Light Beyond, Bantam Books, NY 1990, стр. 173).

Душа, перешедшая в загробный мир, если встречает там кого-либо, то преимущественно тех, кто был ей близок. Здесь что-то родственное притягивает души друг к другу. Так, например, один престарелый отец увидел в том мире своих умерших шестерых детей. «У них там нет возраста», — рассказывал он. Здесь надо пояснить, что души умерших людей не скитаются по своей воле где им хочется. Православная Церковь учит, что после смерти тела Господь каждой душе определяет место ее временного пребывания — или в раю или в аду. Поэтому встречи с душами умерших родственников надо принимать не как правило, а как исключения, разрешенные Господом для пользы людей, которым предстоит еще пожить на земле. Возможно, это не столько встречи, сколько видения. Приходится признать, что здесь есть многое недоступное нашему пониманию.

В основном рассказы людей, попавших по «ту сторону завесы», говорят об одном и том же, но детали различны. Иногда они видят то, что ожидали увидеть. Христиане видят ангелов, Богоматерь, Иисуса Христа, святых. Люди нерелигиозные видят какие-то храмы, фигуры в белом или юношей, а иногда ничего не видят, но чувствуют «присутствие».

9. Язык души. В духовном мире беседы происходят не на известном человеку языке и даже не на какой-либо другой членораздельной речи, а, по-видимому, посредством одной мысли. Поэтому, когда люди возвращаются к жизни, им бывает трудно передать какими точно словами с ними беседовал Свет, Ангел или кто-либо другой, с кем они повстречались (Raymond A. Moody, MD, Life after Life, Bantam Books, NY 1978, стр. 60). Следовательно, если в том мире все мысли «слышны», то нам нужно научиться здесь всегда думать правильное и доброе, чтобы там не стыдиться того, что мы невольно подумали.

10. Граница. Некоторые люди, оказавшись в том мире, рассказывают о видении чего-то, напоминающего границу. Одни описывают ее как забор или решетку на границе поля, другие как берег озера или моря, иные как ворота, поток или облако. Разница в описаниях вытекает, опять же, из субъективного восприятия каждого. Поэтому невозможно определить точно, что представляет собой эта граница. Важно, однако, то, что все понимают ее именно как границу, переступив которую, им нет больше возврата в прежний мир. После нее начинается путешествие в вечность (Raymond A. Moody, MD, Life after Life, Bantam Books, NY 1978, стр. 73-77); (Michael Saborn, MD, Recollections of Death, Harper & Row Publishers, NY 1982. (A serious and methodical investigation), стр. 51).

11. Возвращение. Иногда недавно умершему дается возможность выбора — остаться «там» или вернуться к земной жизни. Голос Света может спросить, например: «Готов ли ты?» Так, солдат, тяжело раненный на поле боя, видел свое искалеченное тело и слышал голос. Он думал, что с ним говорил Иисус Христос. Ему была дана возможность вернуться в земной мир, где он будет калекой, или остаться в загробном мире. Солдат предпочел вернуться.

Многих притягивает назад желание закончить какую-то свою земную миссию. Вернувшись, они утверждали, что Бог разрешил им вернуться и жить потому, что дело их жизни не было закончено. При этом они выражали уверенность, что возвращение было результатом именно их собственного выбора. Этот выбор был удовлетворяем потому, что он вытекал из сознания долга, а не из эгоистических мотивов. Так, например, некоторые из них были матерями, которые хотели вернуться к своим малолетним детям. Но были и такие, которых вернули вопреки их желанию остаться. Душа уже преисполнилась чувством радости, любви и мира, ей там хорошо, но ее время еще не пришло; она слышит голос, приказывающий ей вернуться. Попытки сопротивляться возвращению в тело не помогали. Какая-то сила их тянула назад.

Вот случай из рассказа одной пациентки д-ра Муди: «У меня был сердечный приступ, и я оказалась в черной пустоте, Я знала, что я покинула мое тело и умираю… Я просила Бога помочь мне, и я скоро выскользнула из тьмы и увидела впереди серый туман, а за ним людей. Их фигуры были такие, как на земле, и я видела что-то похожее на дома. Все это было залито золотистым светом, очень нежным, не таким грубым, как на земле. Я испытывала неземную радость и хотела пройти через туман, но вышел мой дядя Карл, умерший много лет тому назад. Он преградил мне дорогу и сказал: «Иди назад. Твое дело на земле еще не закончено. Сейчас же иди назад». Так, против своего желания она вернулась в тело. У нее был маленький сын, который без нее бы пропал.

Возврат в тело иногда происходит моментально, иногда совпадая с применением электрического шока или других реанимационных приемов. Все восприятия исчезают, и человек сразу чувствует себя снова в кровати. Некоторые чувствуют, что входят в тело как бы толчком. Сперва чувствуют себя неуютно и холодно. Иногда перед возвращением в тело бывает короткая потеря сознания. Врачи-реаниматоры и другие наблюдатели отмечают, что в момент возвращения к жизни человек часто чихает.

12. Новое отношение к жизни. С людьми, побывавшими «там», обычно происходит большая перемена. По утверждению многих из них, вернувшись, они стараются стать лучше. Многие из них стали крепче верить в Бога, изменили свой образ жизни, стали серьезнее и глубже. Некоторые даже переменили профессию и стали работать в больницах или старческих домах, чтобы помогать тем, кто нуждается. Все рассказы людей, прошедших через временную смерть, говорят о феноменах совершенно новых для науки, но не для христианства. Далее мы рассмотрим современные случаи видения потустороннего мира в свете Православного учения.


► Скачать книгу- Милеант "На пороге жизни и смерти"

► Источник: www.memoriam.ru

++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++